ОТ КОНЯ-СЕНАТОРА ТИРАНА КАЛИГУЛЫ ДО «РЕГИОНА-КЛОУНА» ЭКС-ГУБЕРНАТОРА ВИЛКУЛА

Генезис, «глобализация» и… деградация роли шута в политике от царя панька до наших дней (2013)

Когда-то говно было просто говном,

но со временем его научились слушать,

смотреть, писать, снимать и выгодно продавать.

Вместо эпиграфа.

Продолжим анализ истоков зарождения политической клоунады и современных проявлений этого мутанта по многочисленным публикациям об этом виде политического искусства…

(Начало: https://piston.net.ua/pistons-of-the-month/and-feuilletonist/cet-1/.   

Часть 1: https://piston.net.ua/%d0%bf%d0%bb%d1%8e%d1%81-%d0%ba%d0%bb%d0%be%d1%83%d0%bd%d0%b8%d0%b7%d0%b0%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d1%81%d0%b5%d0%b9-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b8/cet-2/).

2. КЛОУНАДА ВСЕ ГЛУБЖЕ ПРОНИКАЕТ В ПОЛИТИКУ (ГЕНЕЗИС ЯВЛЕНИЯ)

Вероятно, один из первых сохранившихся в истории случаев превращения высокой политики в клоунаду, их диффузии дошел до нас из Древнего Рима. Каждому из нас со школьной скамьи известна история-легенда о том, как император Калигула  назначил своего любимого коня  Инцитата (лат. Incitatus — быстроногий, борзой) — римским сенатором.

В переносном смысле — пример своевластия правителя-узурпатора; сумасшедших приказов, которые, тем не менее, приводятся в исполнение; назначения на должность человека, совсем не подходящего для неё по всем параметрам.

Находка эта оказалась столь удачной не только как эффективный инструмент унижения и закабаления подданных узурпатора, но и для десекрализации отживших явлений. С тех пор шутовство стало непременным завсегдатаем европейской политики. Но вернемся в более близкие нам пенаты.

ЕВРОПЕЙСКИЙ «ВСЕШУТЕЙНЫЙ» ОПЫТ НА РУССКОЙ ПОЧВЕ

Шутовство и клоунаду в российской политике можно считать продолжением еще петровской традиции осмеяния сакральной сферы. Вспомним Всешутейший, Всепьянейший и Сумасброднейший собор и прочее. Эта традиция была в значительной степени секуляризацией института юродства. Тогда нынешнее шутовское партийное строительство – новая инкарнация юродства в общественной жизни.

Но Петр не сам придумал такую форму десакрализации важных для традиционного общества ценностей. Он подсмотрел ее, как и многое другое, в Европе во время Великого посольства. Смеховая традиция, о которой много писал, например, Михаил Бахтин, была в Европе очень мощной и прекрасным образом дожила до наших дней.

К  сожалению, на нашей столетиями унаваживаемой поклонением царю-батюшке почве смеховая традиция мутировала  в антипода европейской. Что и подтверждает Дунямин Ибрагимзаде,  приводя весьма примечательный диалог с собственной оценкой ныне происходящего в России:

«В 1936 году, отвечая на вопрос английского журналиста товарищу Сталину, почему он допускает культ своей личности, товарищ Сталин ответил, мол, народ у нас такой, без царя в голове не в состоянии самостоятельно пастись, а его портреты везде и во всем служат ориентиром на пастбище (перифраза моя — Д.И.), хотя после войны признавался относительно его роли в ВОВ: «Режут слух дифирамбы в честь Сталина, — просто неловко читать».

Путин так же, приняв стадо, волкодавов и посох впридачу, решил подражать голливудским киноактрисам и нашим доморощенным шутам, не вылезающим из телеэкранов, отсутствие которых мгновенно приводит к их забвению. Мол, чем больше я буду кашпировить стадо, тем вернее будет его любовь ко мне… С больной спиной, прихрамывая с одной ноги на другую, перескакивая из одной студии на другую, подбрасывая одним кость, другим — побрякушки, превращая «диалоги с народом» в балаган, вызывая у одних смех, у других восторг, сам при этом превращаясь незаметно в Главного Шута, Путин приведет Россию к катастрофе, если немножко перефразировать слова рейхсфюрера, адресованные рейхсмаршалу… А пока, Васька слушает да ест…»

Тройца

И это не случайно. Ведь тем и отличается политика от клоунады — реалистичностью постановки целей и достижением конкретного результата, в то время как суть клоунады — в  гротескной демонстрации неспособности  достижения декларируемой цели.

Сатирики Шендерович и Быков могут позволить себе иронию в качестве главной цели своей активности. Политики — нет. Таким образом, они превращаются в клоунов.

Ах да, конечно, это безумно скучно — идти голосовать за какие-то там партии. Народу гораздо веселее с поросенком нах-нахом развлекаться, чем серьезно думать и искать трудные решения серьезных проблем. Так что все у нас от народа и все для народа?! Прислушаемся к мнению знаменитого клоуна…

ПОЛУНИН О КЛОУНАДЕ

По мнению Вячеслава Полунина, сегодня клоунада как искусство, как стиль общения и поведения, задействована очень широко. Ее используют везде: и в рекламе, и в политике – везде-везде!

…Клоунада в наше время вполне успешно маскируется под различные проявления и формы деятельности. Сегодня это и мода, и перформанс, и дизайн, и политика. Но тренируются они все у клоунов.

Время великих клоунов не ушло. Это неиссякаемый источник, залежи его неиссякаемы. Просто в разное время «бьет фонтан» различной силы: он может быть как слабым, так и сильным.

Если делать вывод из того, что самые любимые события, самый крупный из проектов Славы Полунина последнего времени – Конгресс Дураков и Белый Карнавал — прошли в Москве, то этот город сильно любит гениальный клоун. И Слава Полунин об этом говорит без капельки сомнения в голосе.

По мнению Славы, дурак изменился за последнее время. В его характере стало больше стойкости, выдержки, как коньяк. Мелкие, — и слабые характером и духом, — дураки исчезли. И на сегодняшний день они исчезли полностью».

Очень важное наблюдение как за российской, так и украинской действительностью. Оно постоянно подтверждается нашими жизненными реалиями и наиболее наглядно проявляется в борьбе белого и черного клоунов на классической цирковой арене. Скажу больше, дурак ныне переходит в генеральное наступление на умных, диктуя последним свои жизненные ценности, стиль и кодекс поведения, вырабатывая, в конечном счете, в обществе соответствующую его восприятиям жизни ментальность.

(Самое яркое, если не абсолютное проявление этого явления в воцарение в Украине Клоуна с его «слугонародной» плесенью,-Авт. 2021 г.)

Но не следует слишком упрощенно подходить к этому набирающему силу явлению…

«КЛОУНАДА В ПОЛИТИКЕ – ЭТО НЕ ДИАГНОЗ, А ХИТРОЕ ОРУЖИЕ В БОРЬБЕ ЗА ИЗБИРАТЕЛЯ

Когда речь заходит о неадекватных и неуравновешенных политиках, то в России на ум приходят в первую очередь Владимир Жириновский, бросающийся в драку прямо во время заседания Госдумы, или же экс-депутат Вячеслав Марычев, который мог позволить себе появиться в здании парламента с накладной женской грудью. Психологи утверждают, что на самом деле большинство подобных выходок – часто не более чем маска пусть экстравагантных, но вполне нормальных по состоянию здоровья людей. Основная цель таких личностей и их вызывающих поступков заключается в том, чтобы с помощью яркого образа увеличить свою популярность и добиться конкретных политических целей.

Вообще грань между психическим расстройством и акцентуацией (той или иной неадекватностью, — Авт.) иногда крайне зыбкая. Обывателям остается лишь гадать, насколько вменяем Владимир Жириновский, обзывающий всех вокруг и рвущийся в драку со всеми подряд, или же какой-нибудь чиновник, с умным видом предлагающий безумные проекты.

СИСТЕМА ФИЛЬТРУЕТ

Кстати, в США, например, президент каждый год проходит обязательное медицинское освидетельствование, результаты которого публикуются в прессе. В России психологические отклонения движению к власти не мешают. По закону тем же депутатом не может стать только человек, который признан недееспособным по судебному решению. В российском парламенте есть даже депутаты, имеющие справки с диагнозом «шизофрения». Правда, довольно трудно разобраться, насколько справка соответствует действительному состоянию народного избранника, или же он ее получил, чтобы «откосить» от армии, как делают многие россияне.

В начале 90-х годов в российские органы власти и в парламенты стали проникать люди, мягко говоря, с некоторыми особенностями характера. А попросту – неуравновешенные типы. В действительности неадекватных личностей, страдающих некими психологическими отклонениями, в сфере политики немного, считают эксперты. Совсем сумасшедшие политики во власть все-таки не попадают.

Такие неадекватные личности, как Вячеслав Марычев, прорываются наверх в определенные моменты истории, полагает заведующая кафедрой политической психологии МГУ Елена Шестопал. «На рубеже 90-х годов в политику рвануло много людей, которым потом нигде места не нашлось, – говорит  психолог. – Когда политическая ситуация становится стабильной, эти люди отсеиваются». «К счастью, таких неадекватных политиков не так много, иначе для нас была бы очень большая беда», – радуется художник-карикатурист и психиатр по образованию Андрей Бильжо

Люди в масках

Экстравагантные, демонстративные личности в политике – это совсем другое дело. Здесь опять же в качестве примера можно привести Владимира Жириновского, грозящего то обмыть сапоги в Индийском океане, то угрожающего коммунистам всеми немыслимыми карами, то обещающего каждой женщине по мужчине. В качестве учеников и последователей выступают его товарищи по партии. В результате, создается полное ощущение сумасшедшего дома в парламенте.

В большинстве случаев та или иная степень экспрессии, нестандартность поведения используются как имиджевый и политический инструмент, который приносит в политику плюсы, считает эксперт НИИ социальных систем Дмитрий Бадовский. Он позволяет не только формировать образ, повышать узнаваемость и привлекательность, но и расширять политические возможности, решать конкретные политические задачи. «В этом смысле Жириновский – достаточно классический пример, – говорит эксперт. – Его образ помогает ему более свободно высказываться по многим темам, по которым не могут высказаться другие политики. Ему позволено чуть больше, чем другим. Он может также менять свою позицию быстрее, чем другие. Но этот образ не больше, чем маска».

Андрей Бильжо тоже говорит, что те, кто ведут себя, на взгляд обывателя, как городские сумасшедшие, в действительности прячутся за масками. Художник полагает, что, глядя на Жириновского, можно увидеть, как ведет себя большая часть народа. «Таким образом, Владимир Вольфович становится ближе к народу, его народ любит, – говорит он. – Это не неадекватность, это умение использовать свои актерские данные, умение хорошо приспосабливаться». По тому, сколько Жириновский набирает процентов голосов, можно приблизительно определить, столько у нас таких людей, делает вывод г-н Бильжо.


В нормальном состоянии такие политики знают, как себя вести, и прекрасно контролируют свое поведение. Человек же с патологией контролировать себя не может.

«У меня был опыт общения с Жириновским, – вспоминает политический психолог Елена Шестопал. – На презентации одной книги меня посадили рядом с ним, и я хотела пересесть, так как не горела желанием, чтобы в меня плеснули соком. Но меня успокоили, объяснив, что Владимир Вольфович совершенно адекватен. Действительно, он спокойно общался со всеми, пил шампанское, мило шутил».

Феномен Жириновского ученый объясняет тем, что «при нашей серой политической жизни это – развлечение». Но таких клоунов от политики не может быть много. Если таких личностей у нас будет много, то это будет значить, что у нас общество сходит с ума.

(Убедительнейшее подтверждение чему 73 процента украинцев, проголосовавших на выборах президента в 2019 году за квартального клоуна,-Авт. 2021 г.)

ИСТЕРИЧЕСКИЕ РАДИКАЛЫ

Давая характеристики политикам, Андрей Бильжо отмечает, что в силу того, что «политик – личность публичная и требует аудитории, то для представителей этой профессии характерны истерические черты, как и для актеров». Они близки, как «говорят психиатры, к истерическим радикалам, но это не патология, а особенность». Впрочем, политика часто становится сферой самореализации для людей с комплексами и проблемами. Вообще политическая психология началась с политической психиатрии, рассказывает г-жа Шестопал.

В середине 70-х годов прошлого века была целая группа американских психиатров и психологов, которые изучали неадекватность политиков. Они обнаружили, что 26% всех американских конгрессменов страдают от тех или иных неадекватностей. В психологии это называется акцентуацией. В книге психолога Лассвела объясняется, что стремление многих политиков к власти обусловлено теми или иными комплексами, которые подталкивают человека к действиям. Политики используют власть не по прямому назначению, а в качестве компенсации неких психологических травм, которые они получили еще в раннем детстве. Получается, что власть выступает в качестве лекарства?»

Процесс этот в России сегодня набирает силу на волне либерализации политического законодательства. По мнению обозревателя РИА Новости Ильи Бера,  в российское политическое поле возвращаются шутовство, клоунада и здоровое безумие. В политику идут люди, не имевшие к ней до того никакого отношения и чья профессиональная деятельность максимально далека от сферы государственного управления.

То московский блогер Илья Варламов регистрируется в качестве кандидата на пост мэра Омска, несмотря на признание, что был в этом городе лишь единожды. То актер, сценарист, а по совместительству православный священник Иван Охлобыстин объявляет о создании партии «Коалиция неба». «Сейчас ситуация странная, время смутное, общество не знает чего хочет, а мы знаем», – заявляет шоумен.

Охлобыстин – пример идеальный, где-то даже модельный. Он успел поучаствовать еще в первой волне партийного строительства в России, войдя перед выборами 1999 года в тройку «Экологической партии «Кедр»». Но первая волна схлынула, оставив после себя лишь семь зарегистрированных партий. Теперь отец Иоанн пытается оседлать вторую волну, которая в результате недавнего вступления в силу закона, упрощающего процедуру регистрации партий, вскоре захлестнет нашу страну».

Чем будет отличаться эта новая волна? Появятся ли в российской политике яркие новые лица, не замеченные в политических играх прошлого? Какие партии с серьезными и шутовскими названиями вынесет на поверхность пена наших дней? Об этом россияне узнают очень скоро.

А у нас в Украине, как Попка-дурак повторяющей  наиболее скандальные политические выкрутасы Кремля,  все, как в популярной песенке из «Бременских музыкантов»:  «Куда идет король — большой секрет, а мы всегда идем ему вослед»… по форме.

А по существу…

«В УКРАИНЕ С ПОЛИТИЧЕСКОЙ КЛОУНАДОЙ  СОВСЕМ ДРУГАЯ СИТУАЦИЯ

Король у нас есть, а вот место Шута оказалось вакантным, и это совсем не смешная проблема. Напомню, для чего стране нужен шут? У шута на самом деле очень много обязанностей. Кроме всего прочего Шут, информирует общество о том, о чем сам Король не может сообщить. В ПР когда-то эту роль успешно выполняли Царёв и Шуфрич, и, надо отдать им должное, исполняли «неперевершено» и самоотверженно. Но политические игры или другие какие-то неизвестные моменты внутри ПР освободили их от этой должности».

И теперь за эту вакансию в Украине идет война с переменным успехом.

Ведь, как уже отмечалось, роль Шута в политике и в жизни государства на самом деле очень важна. И, конечно же, она не ограничивается только информационными месседжами «пиплу». Шут создает иллюзию оппозиции, как в своё время Витренко и Корчинский при Кучме, или тот же Жириновский при Кремле.

Не сохранив или не организовав в Украине даже «шутовской» оппозиции, ПР сама загнала себя в угол, не оставив гражданам ни отдушины, ни громоотвода для зреющего возмущения властью. А каким-то образом «пар»  надо выпускать, чтобы потом народ не выпускал его в речевках на стадионе или силовым захватом отделений милиции.

Исторический опыт показывает, что самая важная роль шута состоит в том, чтобы  указывать Богопомазанникам на их ошибки. Ведь шут на то и шут, что ничего не боится и может сказать то, на что другие не осмелятся.

Отсутствие шута в ПР грозит иллюзией безгрешности, безнаказанности и вседозволенности. И от этого можем пострадать уже мы, простые зрители, в этом театре драмы и комедии по обе стороны Днепра. К сожалению, ни Яценюк, ни Тягнибок, с этой функцией явно не справляются.  Яценюк для этой роли слишком правильно воспитан, а Тягнибок, к счастью, в последние полгода чем-то так занят, что о нём уже забыли не только телеканалы, но и Интернет. Но, как говорится, свято место пусто не бывает и кандидат на роль главного украинского шута, наконец, нашелся на переломе политических эпох.

К сожалению, политика как в России, так и в Украине на какой-то период закончилась, и начались политтехнологии с цирковым оттенком.

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *