НУ, ЗА «СЛУГ НАРОДА»!.. НЕ ЧОКАЯСЬ…

«Собачье сердце» Булгакова спрогнозировало не только судьбу Сталина, но и участь нынешней власти

К сожалению, наша аналитико-социальная диагностика современной шариковщины уж слишком затянулась из-за бесконечного потока скандальных примеров, наглядно подтверждающих её ренессанс в эпоху правления Украиной «величайшего». Так что закончим наше исследование не совсем обычно, а с вашим, читатели, коллективным участием.

Как? Очень просто: автор представит вам оставшиеся нерассмотренными  сатирические образы из знаменитой повести Булгакова, сопроводив их соответствующими иллюстрациями, а вы самостоятельно подберёте к ним современные примеры, которым ныне несть числа.

Поверьте, будет весьма интересно!

(Окончание. Часть 1 — https://piston.net.ua/election-bass/ze-1-3/).

Часть 2 — https://piston.net.ua/dnieper-interpretive/ze-2-3/                         

Часть 3 — https://piston.net.ua/election-bass/ze-3-2/                                          

Часть 4 — https://piston.net.ua/election-bass/%d0%bd%d1%83-%d0%b7%d0%b0-%d1%81%d0%bb%d1%83%d0%b3-%d0%bd%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%b0-%d0%bd%d0%b5-%d1%87%d0%be%d0%ba%d0%b0%d1%8f%d1%81%d1%8c-%d1%81%d0%be%d0%b1-4/

Часть 5 — https://piston.net.ua/election-bass/%d0%bd%d1%83-%d0%b7%d0%b0-%d1%81%d0%bb%d1%83%d0%b3-%d0%bd%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%b0-%d0%bd%d0%b5-%d1%87%d0%be%d0%ba%d0%b0%d1%8f%d1%81%d1%8c-%d1%81%d0%be%d0%b1-5/).

Как пёс возвращается на блевотину свою, так глупый повторяет глупость свою.

Притчи царя Соломона.

Для лучшего понимания опасности поразившего страну синдрома воспроизведения серости и интеллектуального кретинизма начну всё же с первооснов:

Литературные образы:

ДОМКОМ ОБ ЭКСПРОПРИАЦИИ ЧРЕЗМЕРНОЙ ПЛОЩАДИ КВАРТИРЫ ПРОФЕССОРА

— Общее собрание, рассмотрев ваш вопрос, пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную. Вы один живете в семи комнатах.

– Мы – новое домоуправление нашего дома, – в сдержанной ярости заговорил черный.

– То есть, в спальне принимать пищу, – заговорил профессор немного придушенным голосом, – в смотровой читать, в приемной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать?! Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а кроликов режет в ванной. Может быть. Но я не Айседора Дункан!! – вдруг рявкнул он, и багровость его стала желтой. – Я буду обедать в столовой, а оперировать в операционной! Передайте это общему собранию, и покорнейше прошу вас вернуться к вашим делам, а мне предоставить возможность принять пищу там, где ее принимают все нормальные люди, то есть в столовой, а не в передней и не в детской.

– Тогда, профессор, ввиду вашего упорного противодействия, – сказал взволнованный Швондер, – мы подаем на вас жалобу в высшие инстанции.

ДЕБАТЫ ПРОФЕССОРА С ПРИШЕДШЕЙ К НЕМУ ДЕЛЕГАЦИЕЙ ДОМКОМА ПО ПОВОДУ ОТСУТСТВИЯ ДОКУМЕНТОВ У ШАРИКОВА

– Ничего не понимаю, – ответил Филипп Филиппович, королевски вздергивая плечи, – какого такого Шарикова? Ах, виноват, этого моего пса… которого я оперировал?

– Простите, профессор, не пса, а когда он уже был человеком. Вот в чем дело.

– То есть он говорил? – спросил Филипп Филиппович. – Это еще не значит быть человеком!

– Помилуйте, – уверенно ответил человек, – как же так без документа? Это уж извиняюсь. Сами знаете, человеку без документа строго воспрещается существовать. Во-первых, домком!

– Довольно странно, профессор, – обиделся Швондер, – как так документы вы называете идиотскими! Я не могу допустить пребывания в доме бездокументного жильца, да еще не взятого на воинский учет милицией. А вдруг война с империалистическими хищниками?

– Я воевать не пойду никуда, – вдруг хмуро гавкнул Шариков в шкаф.

— На учет возьмусь, а воевать – шиш с маслом, – неприязненно ответил Шариков, поправляя бант.

— Вы что на это выразите, товарищ?

– «Филипп Филиппович»! – раздраженно воскликнул Филипп Филиппович. – Я вам не товарищ! Это чудовищно! 

– Уж конечно, как же… – иронически заговорил человек и победоносно отставил ногу, – мы понимаем-с! Какие уж мы вам товарищи! Где уж! Мы в университетах не обучались, в квартирах по пятнадцать комнат с ваннами не жили! Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет свое право…

— Вас  следовало бы арестовать!

– А за что? – с любопытством спросил Филипп Филиппович.

– Вы ненавистник пролетариата, – горячо сказала женщина.

ДОНОС ШАРИКОВА НА ПРОФЕССОРА И ЕГО ДОМОЧАДЦЕВ

 «…а также угрожал убить председателя домкома товарища Швондера, из чего видно, что хранит огнестрельное оружие. И произносит контрреволюционные речи, и даже Энгельса приказал своей социал-прислужнице Зинаиде Прокофьевой Буниной спалить в печке, как явный меньшевик со своим ассистентом Борменталем Иваном Арнольдовым, который тайно не прописанный проживает в его квартире. Подпись заведующего подотделом очистки П.П. Шарикова удостоверяю. Председатель домкома Швондер, секретарь Пеструхин».

ПРОЗРЕНИЕ АССИСТЕНТА И ВЫВОДЫ ПРОФЕССОРА

— Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы дыбом встают? Помилуйте, Филипп Филиппович, да ежели его еще обработает этот Швондер, что ж из него получится? Боже мой, я только теперь начинаю понимать, что может выйти из этого Шарикова!

– Ага? Теперь поняли. А я понял через день после операции… если я, вместо того чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха! Если я, ходя в уборную, начну, извините меня за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной получится разруха. Следовательно, разруха сидит не в клозетах, а в головах!

Ну, так вот, Швондер и есть самый главный дурак. Он не понимает, что Шариков для него еще более грозная опасность, чем для меня. Ну, сейчас он всячески старается натравить его на меня, не соображая, что если кто-нибудь, в свою очередь, натравит Шарикова на самого Швондера, то от него останутся только рожки да ножки!

СПОР ПРОФЕССОРА СО СВОИМ АССИСТЕНТОМ

— Я, Филипп Преображенский, ничего труднее не делал в своей жизни.

Можно привить гипофиз Спинозы или еще какого-нибудь такого лешего и соорудить из собаки чрезвычайно высоко стоящее, но на какого дьявола, спрашивается? Объясните мне, пожалуйста, зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить, когда угодно!..

Мое открытие, черти бы его съели, с которым вы носитесь, стоит ровно один ломаный грош… Да не спорьте, Иван Арнольдович, я все ведь уже понял… Теоретически это интересно, ну, ладно. Физиологи будут в восторге… Москва беснуется… Ну, а практически что? Кто теперь перед вами? 

Преображенский указал пальцем в сторону смотровой, где почивал Шариков.

Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев! Это никому не удастся, доктор, и тем более людям, которые, вообще отстав в развитии от европейцев лет на двести, до сих пор еще не совсем уверенно застегивают собственные штаны!

(11 января. Совершенно примирился со штанами. Произнес длинную веселую фразу, потрогав брюки Филиппа Филипповича: «Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку»).

…Сообразите, что весь ужас в том, что у него уже не собачье, а именно человеческое сердце. И самое паршивое из всех, которое существует в природе.

До последней степени взвинченный Борменталь сжал сильные худые руки в кулаки, повел плечами и твердо молвил:

– Кончено. Я его убью.

– Запрещаю это, – категорически ответил Филипп Филиппович.

– Да помилуйте… Филипп Филиппович вдруг насторожился, поднял палец.

– Погодите-ка… Мне шаги послышались.

«ШАРИКОВ САМ ПРИГЛАСИЛ СВОЮ СМЕРТЬ.

(Присвоив в кабинете Филиппа Филипповича два червонца, лежащие под прессом, Шариков пропал из квартиры. Вернулся поздно и совершенно пьяный).

…Он поднял левую руку и показал Филиппу Филипповичу обкусанный, с нестерпимым кошачьим запахом шиш. А затем правой рукой, по адресу опасного Борменталя, из кармана вынул револьвер. Папироса Борменталя упала падучей звездой, и через несколько секунд прыгающий по битым стеклам Филипп Филиппович в ужасе метался от шкафа к кушетке. На ней, распростертый и хрипящий, лежал заведующий подотделом очистки, а на груди у него помещался хирург Борменталь и душил его белой маленькой подушкой…»

ДОПРОС ОБ «УБИЙСТВЕ» ШАРИКОВА

В кабинете Филиппа Филипповича неприятно и неожиданно прозвенел телефон…

— У нас есть ордер на обыск в вашей квартире и… – человек покосился на усы Филиппа Филипповича и докончил: 

– И арест, в зависимости от результатов.

– …Ничего не понимаю, – ответил Филипп Филиппович, королевски вздергивая плечи, – какого такого Шарикова? Ах, виноват, этого моего пса… которого я оперировал?

 – Простите, профессор, не пса, а когда он уже был человеком. Вот в чем дело. – То есть он говорил? – спросил Филипп Филиппович.

– Это еще не значит быть человеком! Впрочем, это не важно. Шарик и сейчас существует, и никто его решительно не убивал…

(Демонстрация правоохранителям возвращающегося в первобытное состояние Шарика прошла успешно!)

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Надеюсь, читатель понимает, что Шариков — образ собирательный. Но даже те, в ком однозначно просматриваются его черты, начинает чувствовать: что-то ныне у нас не так:

Специально для вас, задумавшихся, всего несколько подсказок:

Не потому ли такая паника и страх царят в офисе на Банковой?

Вероятно, отсюда столь патологическая ненависть к оппозиции:

И рождаются в обдолбаных головах «слуг» такие вот предложения:

А у современных шариковых своё на уме и, естественно, на языке:

Так что, на самом деле…

НЕ ОППОЗИЦИЯ ОКОНЧАТЕЛЬНО «ПОХОРОНИТ» РЕЙТИНГ ЗЕЛЕНСКОГО

«Знаете, что на самом деле окончательно добьёт рейтинг Зеленского и его как политика? Такой вопрос задает в Фейсбуке политолог Дмитрий Корнейчук.

Нет, не оппозиционные каналы, которые его «мочат». Это почти не работает на электорат Зеленского.

Зеленского погубит то, что он — врун и лицемер, презирающий народ. И каждый, кто за Зеленского голосовал, уже убедился в этом.

Вот и все. Зеленского уничтожил сам Зеленский. Так же, как в своё время Ющенко».

Тем более, что наш «король» был голым изначально в отличие от короля в знаменитой сказке Андерсена «Новое платье короля». И это сегодня видят все… Кроме, разве что, совсем отмороженных…

Поверьте, сколько верёвочке не виться, а конец будет!

Валим КЛИМЕНТЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *