ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ПЬЯНСТВА

Мифы и реальность

Аналитическо-сатирическое исследование под редакцией В. КЛИМЕНТЬЕВА (2008 г.)

Предыдущие главы в рубрике «Наша библиотека»

Часть I Глава 17 (окончание)

В БОРЬБЕ ЗА НАРОДНОЕ ДЕЛО…

 «История учит, что все люди и все

народы без исключения брались за ум

не раньше, чем, испробовав все другие

альтернативы».

Абба Эбан.

«ПЬЯНСТВО ПОБЕДИТЬ НЕ УДАЛОСЬ…»,

— так оценивает один из отцов перестройки Александр Николаевич Яковлев итоги антиалкогольной кампании, старт которой был дан 17 мая 1985 года.

Он в беседе с корреспондентом   вспоминает, как проходила антиалкогольная кампания 1985-1986 годов — когда празднование очередного дня рождения превращалось в экстремальную ситуацию и когда в народе ходила шутка о том, что имя Михаила Горбачева в переводе на японский звучит Пей Соки Сам.

    — От кого исходила изначальная инициатива в работе над алкогольными проблемами? От верхних эшелонов власти?

    — Я бы так не сказал. У меня осталось впечатление, что это было реакцией на множество писем женщин, которые жаловались, что их мужья спиваются. Дело иногда доходило даже до того, что на некоторых заводах замеченным в пьянстве не выдавали зарплату — выдавали сразу женам. А то некоторые мужья в день получки не успевали донести деньги до дома.

    Вопрос активно разрабатывался и при Брежневе, и при Андропове, при Черненко. Проблема перешла в наследство к Горбачеву.

    Когда принимался указ, «юбилей» которого сейчас справляется, я еще в ЦК не работал, а был директором Института мировой экономики и международных отношений. Но уже в то время  привлекался для чтения некоторых государственных документов. Помню, после ознакомления с тогдашним постановлением у меня волосы на голове зашевелились — ведь там все было на запретах! Против такого постановления были и Болдырев, и Рыжков. И я, естественно.

    — Вы стремились как-то скорректировать постановление?

    — Кое-что удалось поправить — например, вымарать запреты на пиво и вина высоких сортов. Но на практике была тенденция к гораздо более жестким мерам, чем предполагалось указом. Стали урезать закупку оборудования для производства алкогольных напитков. Рубили виноградники…

    — Как относился к антиалкогольной кампании Горбачев?

    — Михаил Сергеевич тогда еще только пришел к власти. Он не был сторонником таких мер и даже говорил: «Ну что вы, мы же не будем вводить сухой закон». Но идея об умеренном употреблении алкоголя тем не менее сначала грозила превратиться в истерию. А прошло года полтора, и все начало стихать. Сам Михаил Сергеевич рассказывал анекдот про эту кампанию. Стоит очередь за водкой. И один парень говорит: «Вот убил бы я этого Горбачева за такие законы!» И пошел в Кремль. Потом стоящие за водкой смотрят — возвращается. Ну что, спрашивают, убил? Нет, говорит, там из таких желающих, как я, еще больше очередь.

    Егор Кузьмич Лигачев, обладающий весьма твердым характером, стремился к ужесточению в реализации указа. На каждом секретариате он кого-нибудь отчитывал — то Грузию, то Молдавию. Заместитель председателя Госплана, который ведал вопросами продовольствия, тоже получал выговоры. Нажим был колоссальный. Наше государство вообще театр абсурда, а уж тут и говорить не о чем. Не приведи господи, если кто-то употребил шампанское по случаю чьей-нибудь свадьбы или дня рождения, да еще являясь при этом членом партии. Его вызывали на собрание и прорабатывали. В общем, вводилась какая-то антиалкогольная опричнина.

    — Во многих кинокартинах есть сцены застолий. Какие инструкции, рекомендации создавались в данном направлении?

    — Да, действительно, оставалась цензура, Главрепертком, через который все должно было проходить. Дело доходило до полной нелепости — по телевидению нельзя было транслировать старые фильмы, где у рабочих имело место какое-нибудь веселье с выпивкой. Но никаких особых законов специально не разрабатывали. Раз рюмка на экране, этот эпизод нельзя показывать. Вот и все. Тем более что наша интеллигенция, с одной стороны, борется с властью, а с другой — крепко с нею обнимается. Творческие люди были, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы их фильмы выходили в прокат. Так что все прекрасно понимали, как надо себя вести. И не нужны были никакие дополнительные инструкции.

    — А на вашей памяти случались какие-нибудь конфликты, например, с режиссерами, которые отстаивали свое право на сцены с выпивкой?

    — Нет. Все были уверены, что антиалкогольная кампания не будет вечной и успеет пройти, пока фильм в производстве.

    — И каковы оказались результаты антиалкогольных мер?

    — Пить стали больше, число алкогольных отравлений выросло в 4 раза. Как ни ловили самогонщиков, в каждой деревне образовались подпольные производства алкоголя. Огромный прогресс был достигнут в области изобретения самогонных аппаратов компактных конструкций. Значительно обогатился черный рынок, подпольное производство водки. Ущерб государству по тем деньгам составил более ста миллиардов рублей. Некоторые ученые даже считают, что с того момента и началось развитие финансового кризиса в нашей стране. 

    — А как можно было обойтись без алкоголя в государственном быту, на важных фуршетах, официальных приемах?

    — Были скандалы, были исключения. На МИД и посольства пришлось махнуть рукой и разрешить им употреблять спиртные напитки.

    Кстати, вообще Россия отнюдь не находится на первом месте по употреблению алкоголя. Во Франции, в Финляндии, в Германии пьют больше. Мы где-то на двадцатом месте. Во Франции рабочий имеет право выпить маленькую порцию вина в свой обеденный перерыв. Но там же никто на дороге пьяный не валяется.

    — Как происходит борьба с пьянством в других странах?

    — В Канаде, например, нельзя распивать напитки на свежем воздухе в общественных местах. Ведь есть не только права личности на употребление алкоголя, но и права общественности. Некоторые могут не хотеть присутствовать при распитии спиртного какими-то лицами. Года полтора рассматривали вопрос, можно ли выпивать на собственном балконе. Наконец решили, что можно. Потом еще есть так называемый «закон третьей точки». Если выпившие люди идут нормально, их нельзя задерживать. Но если они на что-то опираются — на столбы, здания, о землю, — они квалифицируются как находящиеся в состоянии опьянения. И его можно отправлять в вытрезвитель, где весь персонал очень вежлив, где человека обязательно хорошо покормят, уложат на чистейшую кровать, вычистят в химчистке костюм, даже если это не обязательно. Зато утром предъявят счет — от 500 до 800 долларов».

УДАРИЛИ ПО ПЬЯНСТВУ, А РУХНУЛ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

     Да, прав был Жванецкий, говоря — не надо было водку трогать.

Москвичам, как и всему приученному к пьянству нашему народу, нипочем был ни сухой закон времен Первой мировой, ни запрет на водку времен военного коммунизма, ни НЭП, ни сталинская охота за самогонщиками. Единственное, чего добилась советcкая власть при Сталине, — полное исчезновение кабаков и замена их на рестораны I, II и III категории.

    К последним относились распивочные, рюмочные и прочие мелкие шалманы. Но по ним нанес удар Хрущев, и с тех пор москвичи не «шли, головою свесясь, переулком в знакомый кабак», а пили «в саду, где детские грибочки»… Зато попорченной жареным петухом власти народ в очередной раз жестоко отомстил… отправив на свалку истории — если бы непосредственных виновников этой глупости.

    Так в 1991 году под всенародные аплодисменты в полупьяном угаре сауны в Вискулях в Беловежской пуще исторической троицей (то есть, опять на троих) Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем был зачат акт о развале СССР под названием «Создание СНГ».

    Но, может, это у нас все, не как у людей, а у них борьба с зеленым змием завершилась полной и окончательной? Как бы ни так! То есть был наглядный и весьма убедительный опыт. Только не было ума им воспользоваться…

…ИХ ОПЫТ, СЫН ОШИБОК ТРУДНЫХ

    Действительно, наша страна не первая столкнулась с острым алкогольным кризисом. Более чем за век до России с этой проблемой в полной мере столкнулись скандинавские страны. В целом с ростом уровня жизни в процессе модернизации потребление алкоголя растет практически везде, за исключением тех стран, где существуют жесткие религиозные или идеологические запреты, прежде всего исламские страны. Сейчас потребление алкоголя очень быстро растет в Индии и в Китае. В Северной Европе, где модернизация началась первой в мире, столкнулись с этим в первую очередь.

    Если мы посмотрим описание быта рабочих Северной Европы второй половины XIX века, будет такое впечатление что это знакомые нам советские и постсоветские реалии. Когда жены пытаются отобрать у мужей получку в день зарплаты – а то они ее немедленно пропьют, когда рабочие похмеляются по понедельникам и при этом мастера даже не пытаются с них чего-то по понедельникам требовать, потому что понедельник день тяжелой, это так и называлось «святой понедельник». И это сопровождалось колоссальным ростом смертности среди мужчин работоспособного возраста. Проблема приобрела такие масштабы, что была замечена обществом.

    К тому же, помешанных на абсолютной трезвости дураков и там во все времена было достаточно. Но на то она и демократия, чтобы не допускать абсолютизма глупости в управлении государством. В результате, там в борьбе идей побеждает, как правило, все-таки не сильнейший, а мудрейший. Так, с ростом популярности на Западе радикальных идей введения «сухого закона», активизировались и его противники. Например, в 1921 г. в Лозанне была основана «Международная Лига против запрета». В неё вошли представители многих стран. На ее счету провал в 1922 г. запрета продажи алкоголя в Швеции. Она же сорвала обсуждение алкогольной проблемы в Лиге Наций, приложила свои усилия к подрыву сухого закона в США.    

    Существовали и национальные организации этой лиги. Так в Швейцарии в 1921 г. был создан «Центральный Секретариат, предназначенный для борьбы с излишками воздержания», задавшийся целью «препятствовать преувеличенному и ошибочному влиянию фанатиков воздержания, пробуждая в массах интерес к алкоголю».

ОТ «СУХОГО ЗАКОНА» ЖАЖДА ВОЗРАСТАЕТ

     Самым решительным подходом к борьбе с алкоголизмом считают введение «сухого закона» – полного или частичного государственного запрета на производство и торговлю спиртным. Однако история «сухих законов» в 20 в. показывает, что их негативные последствия всегда перевешивали положительные результаты. Попытки внедрить жесткие административные ограничения на торговлю спиртным в Финляндии, в Канаде, в Индии заканчивались их отменой из-за неэффективности.

    Справедливости ради надо отметить, что известны и удачные примеры применения «сухого закона». Так, в Норвегии за время его действия (1919–1926) удалось на порядок сократить потребление спиртного, причем после отмены административного запрета норвежцы сохранили низкий уровень винопития.

    В наши дни «сухой закон» действует лишь в некоторых странах ислама (например, в Объединенных Арабских Эмиратах, в Саудовской Аравии). Кроме того, в США, Канаде и Австралии приняты жесткие ограничения на продажу спиртного аборигенам (индейцам, эскимосам и т.д.), на которых оно действует особенно разрушительно.

    Рассмотрим его действие и порождаемые им проблемы на примере наиболее известного «сухого закона» в США. На исходе Первой мировой войны американский Конгресс, руководствуясь соображениями высокой морали, принял 18-ю поправку к Конституции, запретившую производство, продажу, перевозку, вывоз и ввоз спиртных напитков.

    «Сухой закон» в США действовал 13 лет – с января 1920 по декабрь 1933 года. Его принятие стало результатом усилий многих влиятельных религиозных организаций, выступавших за запрет алкоголя на протяжении века. Любопытно, что в поддержку «сухого закона» выступили многие предприниматели: среди них был Генри Форд, установивший, что производительность труда его рабочих заметно снижается, если они часто употребляют спиртное.

    Однако запрет алкоголя не дал нужного эффекта: по данным американского историка Марка Торнтона, в 1920-е годы американцы потребляли столько же спиртного, сколько и до установления запрета.

    Исследователь Джейн Мак Грю установила, что в эпоху тотального запрета алкогольных напитков женщины стали пить даже больше, чем раньше, а возраст приобщения молодежи к бутылке уменьшился.

    Торговля спиртным ушла в подполье, размеры коррупции неимоверно возросли, как и мощь мафии, контролирующей эту торговлю. После того, как спиртное вновь стало легальным, правоохранительным органам потребовалось несколько десятилетий, чтобы уничтожить влияние организованной преступности. Большинство экспертов считают, что введение «сухого закона» было очень серьезной ошибкой.

    К началу 1930-х провал «сухого закона» стал очевиден для всех здравомыслящих граждан. Здоровье американцев в целом не намного улучшилось, поскольку уменьшение потребления алкоголя компенсировалось падением его качества. Зато доходы от алкогольной индустрии перекочевали из казны государства в казну преступных организаций. Едва президентом стал Ф. Рузвельт, он инициировал в 1933-м. 21-ю поправку к Конституции США, отменявшую 18-ю поправку.

И ВНОВЬ НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЕ МЕРЫ

    Однако жизнь идет, колесо истории делает очередной оборот и  ныне большинство американцев выступают за ужесточение антиалкогольных законов. Опрос 2003 года, проведенный Институтом социальных исследований Мичиганского Университета, показал, что 80% жителей США уверены, что негативные последствия от употребления алкоголя превосходят позитивные, а 44% убеждены, что власти делают слишком мало в области регулирования правил доступа к алкоголю. Опрос, проведенный в 1998 году Американским институтом напитков показал, что более половины американцев считают, что деятельность винно-водочной индустрии наносит серьезный ущерб обществу.

    В 2000 году Министерство здравоохранения США опубликовало доклад, в котором призвало за десять лет уменьшить потребление алкоголя в США на четверть. Современные противники алкоголя опираются на ряд общепринятых аргументов. Например, достоверно известно, что чем больше и чаще человек пьет, тем выше вероятность того, что у него возникнут проблемы со здоровьем, родится больной ребенок, что он совершит преступление или станет его жертвой, попадет в автомобильную катастрофу, что его успехи в работе или учебе уменьшатся. По данным Администрации безопасности дорожного движения, в 2002 году из-за злоупотребления спиртным на дорогах США погибли более 17,4 тыс. человек – 41% от общего числа погибших в ДТП. По данным Бюро юридической статистики, примерно 40% всех преступлений в США совершаются преступниками, находящимися в состоянии подпития.

    Сторонники свободного распространения алкогольных напитков также оперируют данными многочисленных исследований. Они доказывают, что умеренное потребление алкоголя (один или два бокала вина, стакан пива или рюмка крепкого алкогольного напитка) положительно действует на сердечно-сосудистую систему человека, способно предотвратить развитие инсульта, некоторых видов рака, диабета второго типа и т.д. По их мнению, культура потребления алкоголя насчитывает несколько тысячелетий и опасно пытаться искусственно разрушать ее. По их мнению, никакие запреты и препоны не способны остановить человека, желающего выпить.

    Органы власти США различного уровня постоянно принимают законопроекты, ставящие своей задачей уменьшить доступ населения к алкогольным напиткам. Некоторые из этих законов повышают налоги на торговцев алкоголем, чтобы сделать спиртные напитки более дорогими и, соответственно, менее доступными для населения. Впрочем, позитивный эффект от принятия подобных нормативных актов может быть небольшим: по данным Национальной ассоциации продавцов пива, половина всего продаваемого ими пива покупается американцами с невысоким уровнем дохода.

    Это же подтверждают специалисты американского исследовательского центра Prevention Research Center. Проведенные ими исследования объемов продаж алкогольных напитков в Швеции в период между 1984 и 1994 годами

свидетельствуют, что повышение цен на алкогольные напитки не гарантирует, что пить будут меньше. Выяснилось, что иногда повышение цен на спиртное приводило к увеличению потребления более дешевых, но по-прежнему алкогольных напитков.

    В результате исследования выяснилось, что рост цен на дорогие напитки ведет к росту потребления дешевого алкоголя. А вот повышение цен на дешевое спиртное достигает цели — люди пьют меньше. Авторы исследования призывают повышать цены на дешевую выпивку, если власти хотят добиться снижения потребления алкоголя. Понимают это, судя по всему, в Австралии, где повышение цен на крепкие сорта пива рассматривают как один из способов ограничения потребления алкоголя.

    Другие законы ограничивают места торговли спиртным: магазины, предлагающие такого рода товары, должны находиться в отдалении от школ, популярных мест отдыха, органов власти, церквей и т.д. В большинстве штатов США разрешено садиться за руль людям, выпившим небольшое количество вина, пива или крепких алкогольных напитков – однако в последние годы нормы допустимого употребления алкоголя ужесточаются.

    В США жестко контролируется реклама алкогольных напитков. На каждой бутылке вина или водки, продаваемой в США, обязательно напечатано предупреждение, что потребление алкоголя может вызывать проблемы со здоровьем и ухудшать способности человека управлять автомобилем или сложным техническим оборудованием. Ежегодно, по статистике Службы маркетинга сельского хозяйства, в США на рекламу вина, пива и крепких спиртных напитков тратится 1,6 млрд. долларов – в десять раз больше, чем на рекламу молочных продуктов.

    Рекламу спиртного не должны видеть дети и подростки. Тем не менее, это не помогает. Большинство американских подростков впервые пробуют алкоголь в 13-летнем возрасте. Однако уже в старших классах примерно половина учеников пьют спиртные напитки хотя бы раз в месяц. По данным Национального института изучения злоупотреблений алкоголем и алкоголизма, если подросток начинает регулярно пить до 15 лет, это в четыре раза повышает его шансы стать алкоголиком. Подросток, как правило, пьет больше, чем взрослый и предпочитает употреблять более крепкие напитки.

Пьяные тинэйджеры примерно в пять раз чаще, чем пьяные взрослые, становятся жертвами дорожно-транспортных происшествий.

    Так в борьбе крайностей рождается новая эффективная антиалкогольная политика, которой так не хватает нашим борцам с зеленым змием. Отдадим должное, именно страны Северной Европы и США выработали основные меры грамотной алкогольной политики. Довольно много разных способов попробовали, но в настоящее время хорошо известно, какие способы работают, какие не работают.

УМНЫЕ УЧАТСЯ НА ЧУЖИХ ОШИБКАХ, ДУРАКИ — НА СВОИХ, А МЫ?..

    При этом вся многовековая история этой борьбы свидетельствует, что победить этот порок даже самыми жестокими запретами никогда не удавалось. В России, например, это оказалось не по зубам ни последнему царю, ни всесильному вождю всех времен и народов, в беседе с американскими рабочими признавшему необходимость для государства продажи водки, правда, как временной меры, ни последнему генсеку. То же самое случилось и в США, и в Норвегии, и в Германии, и во многих других странах. Не помогали самые суровые меры.

    В этом плане мы, идущие по следам цивилизованного Запада в этой тысячелетней борьбе, обладаем определенным преимуществом, нам не надо искать пути решения проблемы методом проб и ошибок. Достаточно не повторять уже опробованных другими глупостей. Беда только в том, что лишь умные учатся на чужих ошибках, дураки — на своих. Мы даже из собственных дуростей никак не научимся делать правильные выводы. Или… делать вид, что делаем! А убедительнейшее тому подтверждение на постсоветском пространстве — информация из дружественной Белоруссии.

КТО ПЬЕТ ХОТЯ БЫ ЧЕРЕЗ ДЕНЬ – ЛУКАШЕНКО НЕ ДРУГ

    В Белоруссии объявлена антиалкогольная кампания. Укреплять дисциплину в стране Лукашенко начал еще в 2004 году, подписав 11 марта Специальную директиву № 1 «Об укреплении общественной дисциплины и безопасности». «Я требую усилить борьбу с пьянством и травматизмом на производстве, – объяснял президент гражданам суть своего решения.  В стране официально утвердили перечень должностей, при приеме на которые гражданину надо предъявить заключение нарколога. В списке, состоящем из 86 пунктов, помимо летчиков, строителей и работников химической промышленности числятся учителя, медработники, воспитатели детских садов и бухгалтеры.

    Если говорить о проблеме пьянства, то, по мнению белорусского президента, «корни этой беды – в семье. Мы практически не занимаемся бытовым пьянством. Я призываю обратить внимание госчиновников на то, что пьют люди. В унисон с этим Лукашенко заявил о том, что пожертвует пьющей частью своего электората. «Кто пьет каждый день – за меня не голосуйте, я с такими дружить не буду», – сказал он местным жителям 4 ноября, посещая с рабочим визитом Могилевскую область.

    Беседы с представителями белорусской глубинки – неотъемлемая часть рабочих поездок белорусского лидера. «Вы же гробите детей, нацию, – заявил президент, собрав вокруг себя население города Глуска. – Кто пьет хотя бы через день, у того нормальных детей не будет. С этим злом мы будем бороться, как с самым страшнейшим злом». И далее развил свою мысль: «А то получается: напился, случайно родил, а ты, Лукашенко, расти этого ребенка. И таких детей в стране 35 тысяч».

    Между тем оппоненты Лукашенко отмечают лукавство таких заявлений. По мнению экспертов, в стране целенаправленно проводится политика спаивания населения, для того чтобы улучшить его управляемость. Ну как тут не вспомнить столь милые сердцу заветы Екатерины II и Иосифа Виссарионовича, дождавшихся, наконец, достойного продолжателя их авторитарного правления. Правда, социологи не могут ни подтвердить, ни опровергнуть эту тенденцию, так как соответствующих исследований пока не проводилось. Зато экономисты отмечают, что самые доступные спиртные напитки – водка и именуемое в народе «чернилом» плодово-ягодное вино – сегодня стоят намного дешевле, чем полноценная еда. А любимым гастрономическим лозунгом белорусов стал раскрученный несколько лет назад ролик социальной рекламы, гласивший, что символ благополучия в доме – это «чарка и шкварка». То есть рюмочка водки и сало в качестве закуски.

    Как после этого не поверить главному наркологу Белоруссии Владимиру Максимчуку, которого «впечатляет заметно выросшая статистика пьянства в стране», в которой сегодня более 30% населения злоупотребляют алкоголем?!

    Кстати, именно этот рецидив говорит о том, что международный опыт опытом, но нельзя не учитывать и собственные исторические традиции, выработанные тысячелетиями ментальность и свойства национального характера.

ОПЫТ ОПЫТОМ, НО И ПРО АРХЕТИП ЗАБЫВАТЬ НЕ СЛЕДУЕТ

    Как пишет в своем исследовании «Особенности русского национального характера» Ксения Касьянова, бытовое пьянство — это стереотип поведения, в который оформилась хроническая неудовлетворенность человека, занятого бессмысленным для него трудом, и столь же хроническая страстная жажда праздника.

    «Схема этого стереотипа, о котором мы говорили ранее, очень проста: вырваться с работы — встретиться с компанией — купить бутылку — распить бутылку — найти еще денег — купить бутылку — распить бутылку — найти еще денег… и так до момента полного отключения. Утром человек появляется на работе несколько одуревший, но по мере того, как голова его проясняется, оживает неудовлетворенность, тоска и, как говориться в поговорке, лыко-мочало, начинай сначала.

    И поскольку соотечественник наш по природе своей ритуалист, он всю эту сферу бессмысленных поисков смысла и возни вокруг бутылки оформил как ряд совершенно автоматических реакций, привычек-ритуалов. К сожалению, по-видимому, это уже не просто индивидуально устанавливаемые ритуалы, а начало укоренения «социального архетипа». Ситуация затянулась, надежды на изменение практически нет никакой — труд все больше индустриализуется, отчуждается от человека, обряды гибнут и распадаются, праздник становится все менее достижимым, время — все более неподвластным человеку. И тогда человек, ожесточившись, начинает разрушать весь этот порядок изнутри: он втаскивает свой убийственный стереотип в сферу труда и начинает пить на работе.

    Он достиг, наконец, определенного, хотя и очень плохого, состояния эмоционального баланса: его эмоции постоянно несколько «распущены», он взрывается часто, но по мелким поводам и вспышки эти кратковременны и неопасны. Сознание его постоянно замутнено и вполне мирится с ложными и иллюзорными смыслами. Он что-то утверждает, против чего-то борется в своем пьяном понимании. А фактически он живет вне реальной ситуации. Он таки вышел из-под принудительного гнета ценностно неприемлемой для него ситуации.   

    Убийственным способом? — Да. А что, есть другие? Пусть ему покажут…

Все ощущают постепенно нарастающий развал производства: теперь уже не только некомпетентность сферы управления этому способствует, но и утверждающийся во все более широких размерах архетип бытового пьянства. Начинаются разговоры о том, что необходимо наладить организацию труда и поднять трудовую дисциплину. И все эти попытки претворяются в какую-то жалкую бюрократическую суету с проведением проверок, контролей и ловлей опоздавших. И этими убогими средствами надеются поправить то, что вызвано ни более, ни менее, как дезорганизацией духовной и эмоциональной сфер. Это все равно, что от смерти лечить припарками.

    Что можно сделать с создавшимся положением вещей — вопрос трудный, непонятый и даже нет никакого представления, с какой стороны к нему подступиться. Социальные процессы медлительны, страшно инерционны. Чтобы все развалить и дезорганизовать, потребовалось столько лет! А сколько потребуется для того, чтобы наладить, даже подумать страшно. Если, конечно, мы спохватимся и начнем действовать до того момента, как станет совсем поздно.

    Во-первых, очевидно, что, человеку нужно гораздо больше свободного времени, чем он его имеет теперь. Но если просто дать ему больше выходных, не расчленив и не организовав как-то это дополнительное свободное время, — оно все заполнится пьянством. Раз архетип начал действовать, он будет стремиться к распространению на все новые и новые сферы».

ПИТЬ МОЖНО ВСЕМ, НЕОБХОДИМО ТОЛЬКО ЗНАТЬ, ГДЕ, С КЕМ, ЗА ЧТО, КОГДА И СКОЛЬКО!

    Бороться с архетипом формальными, государственными и юридическими способами бессмысленно, столь же бессмысленно здесь и говорение «жалких слов»: увещевание, убеждение, взывание к совести. Воздействовать на архетип можно только посредством другого архетипа, более сильного и ценностно значимого.

    Но здесь пока никто ничего конкретного сказать, по-видимому, не может: мы не знаем своей культуры — ни ее архетипов, ни ее ценностных иерархий. Мы как-то поступаем, но почему мы так поступаем, неясно нам самим.

Во-вторых, можно предположить, что, независимо от того, какой путь преодоления этой дезорганизации будет найден, он не может быть путем строительства все новых «дворцов спорта» и «дворцов культуры» и приглашения в них всех желающих. Нужно преодолеть, наконец, отношение к народу как к массе, состоящей из отдельных самодовлеющих индивидов-монад: каждый имеет собственные представления, каждый сам себе ставит цели и подбирает средства для их осуществления. А наше дело обеспечить время и место и еще «материальную базу». Тем, кто хочет заниматься самообразованием, — «университеты культуры», тем, кто озабочен здоровьем стадионы и бассейны, тем, кто настроен развлекаться, — танцплощадки и концертные залы, а у кого стремление к творчеству — приходите в самодеятельные коллективы, там вас научат технике, дадут в руки инструменты, кисти и все, что потребуется.

    Ничего нет более примитивного и внешнего, чем такой подход. Предполагается, что у человека есть устойчивые потребности, они, в свою очередь, дают устойчивую систему целей, и дело только в том, чтобы разделить эти цели на хорошие и плохие, и плохим не давать хода, а хорошим помогать реализовываться.

PUBLISHED by catsmob.com

    Клод Леви-Стросс сказал как-то про Декарта: «Декарт стремился перейти прямо от внутреннего мира человека к миру внешнему и при этом не заметил, что между этими крайними точками располагаются миры людей, общества и цивилизации». Человек не может, не умеет ставить целей вне культуры, общества прямо от потребностей. И поскольку мы признали, что дезорганизация нашего общества затрагивает духовную сферу человека, придется признать, что она не может не коснуться и самого процесса целеполагания, связанного с этими самыми смыслами, которых мы столь бессмысленно ищем.

    И здесь, мне кажется, уместно поговорить об особенностях целеполагания в нашей культуре. Но это более обширная и требующая отдельного разговора тема. Мы же отметим, что борьба с пьянством должна стать одним из стратегических направлений развития наших стран на ближайшие 20-50 лет, решаться по принципу step by step (шаг за шагом). К сожалению, каждый новый правитель у нас мнит себя истинным стратегом, отвергая наработки прежних руководителей, достаточно посмотреть послевоенную историю СССР, СНГ, России, Украины… Многие полезные начинания очередные власти просто «забывают», отвлекая внимание народа на новые «великие проекты».

    Читатель вправе ожидать, что концовка этой главы не будет столь пессимистичной, как вынесенные в заголовок этой главы слова популярной на заре советской власти песни «В борьбе за народное дело… он голову честно сложил». И в ней, наконец, прозвучит рецепт избавления человечества от зловредной привычки. Но такого рецепта нет в природе. Есть только путеуказатель, как двигаться в этом направлении: нужно, чтобы человек поумнел, дорос до понимания, что цена за удовольствие постоянного пребывания в хмельном рае непомерно высока. Причем не только в денежном выражении. Что посещение его должно оставаться великим праздником и радостью, которая блекнет и превращается в свою противоположность от слишком частого в него погружения. И этот путь при всех его опасностях не так уж сложен. Достаточно лишь придерживаться совета Расула Гамзатова: пить можно всем, необходимо только знать, где, с кем, за что, когда и сколько!

НАРОД СКАЖЕТ — КАК ЗАВЯЖЕТ!

    ГОРБАЧЕВ Михаил — первый и последний прези­дент СССР (1990—1991), лауреат Нобелевской премии-мира, неисправимый марксоид, известен всему миру под кличкой ГОРБИ.

    Набор прозвищ  МГ необычайно разнообразен —  БЕЗАЛКОГОЛЬНАЯ БОРМОТУХА, ГЕНСОК, ГЛОБУС,  ГОРБАТЫЙ, ГОРБАЧ, ЛИМОНАДНЫЙ   ДЖО,   МЕЧЕНЫЙ,   МИНЕРАЛЬНЫЙ  СЕКРЕТАРЬ. Бурлацкий дал ему прозвище- МИХАИЛ БЛА­ЖЕННЫЙ («Русские государи», 1990); М. Любимов — МИХАИЛ РУЛЕВОЙ («Декамерон шпионов»,  1998). В бытность МГ «партийным боссом на Ставрополье его сосед в Краснодаре Медунов называл его ЧИЧИКОВЫМ: за прожектерскую деятельность.

   Субкультура вокруг личности МГ необъятна:

    ПЕТЛЯ ГОРБАЧЕВА — очередь за водкой во времена антиалкогольной кампании;

   ОТ БЕЗАЛКОГОЛЬНОЙ СВАДЬБЫ — К НЕПОРОЧНОМУ ЗАЧАТИЮ! — лозунг времен борьбы с алкоголизмом.

*   *    *

    Стоят тов. Сталин и тов. Молотов на мавзолее, парад принимают.

    — А что, не выпить ли нам по одной? — спрашивает Сталин.

    — Не смею отказаться, Иосиф Виссарионович.

    Достали бутылку «Московской», откупоривают… Вдруг подбегает пионеры с цветами. Один выхватывает из рук тов. Сталина бутылку — и хрясь ее о гранит:

    — Пить вредно, товарищ Сталин!

    — Откуда ты, мальчик? — умилился вождь.

    — Да это Мишка Горбачев из 5-го «А», — ответила за него девочка.

    — Да ладно тебе, Рая, — засмущался юный герой.

*   *   *

    Проезжает Горбачев мимо винного магазина, видит очередь. Останавливается:

— А что, коммунисты среди вас есть, товарищи?

— Есть!

— Гнать надо!

— Так ведь сахара нет, Михаил Сергеевич!

*   *   *

    Во время борьбы с алкоголизмом директор трахает секретаршу в кабинете.

    — Не закрывайте дверь, — просит та. — А то решат, что мы водку пьем.

*   *   *

    Водка — враг народа, но наш народ врагов не боится.

*   *   *

Самогонщики

Слова    Лифшиц В.         Музыка   Богословский Н.

Поют     Никулин Ю. Вицин Г.

     Без каких-нибудь особенных затрат

     Создан этот самогонный аппарат,

     А приносит он, друзья, доход,

     Между прочим, круглый год!

     Я, признаться откровенно, очень рад

     Лечь под этот электронный агрегат,

     Чтобы капал самогон мне в рот

     Днем и ночью круглый год!

     А вот люди меж собою говорят:

     За такой вот хитроумный аппарат

     Просидеть мы можем без забот

     За решеткой круглый год!

*   *   *

   Господь хранит детей, дураков и пьяниц. (Французская поговорка)

*   *   *

   Мама спит, она устала, даже водку пить не стала.

*   *   *

    Вчера был бой с пьянством — пьянство победило… 

*   *   *

    Боцман на спор выпил стакан молока….

*   *   *

    Безалкогольное пиво — первый шаг к резиновой женщине.

*   *   *

    Бороться с пьянством, ограничивая доступ к водке, — это то же самое, что бороться с поносом ограничивая доступ к сортиру.

*   *   *

    Пал жертвой русского гостеприимства…

*   *   *

    Идет автобус. Водитель в микрофон объявляет: «Остановка «Винный магазин». Следующая остановка «Конец очереди».

*   *   *

    До опубликования Закона о борьбе с алкоголизмом 40 процентов мужчин не могли кончить, а после опубликования — 60 процентов не могут начать.

*   *   *

    Спрашивают: почему после указа стало значительно больше разводов?

    — Просто многие мужья впервые взглянули на своих жен трезвыми глазами.

*   *   *

    Во времена перестроечной борьбы с алкоголизмом в Советском Союзе появился лозунг: “От безалкогольной свадьбы — к непорочному зачатию”.

*   *   *

Безалкогольное пиво — первый шаг к резиновой бабе.

    “Русское радио”.

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *