КАК СЕРЖ МАЛЮТА МОЗГИ ШЕФУ ПУДРИЛ

Сатирический сказ о нелегкой имиджмейкерской доле современных лепил депутатов, президентов и даже премьеров

Иван ШТАБОВ

Чтобы спрогнозировать будущее, следует оглянуться в прошлое. Не без улыбки, конечно. К сожалению,  грустной…

 (Предисловие — https://piston.net.ua/%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b4%d0%b2%d1%8b%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%be%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b7%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5/skaz-1/;   

часть 1—    https://piston.net.ua/%d0%b0%d1%80%d1%85%d0%b8%d0%b2%d1%8b-%d0%bd%d0%b5-%d0%bc%d0%be%d0%bb%d1%87%d0%b0%d1%82/skaz-2/;

Часть 2 — https://piston.net.ua/%d0%b0%d1%80%d1%85%d0%b8%d0%b2%d1%8b-%d0%bd%d0%b5-%d0%bc%d0%be%d0%bb%d1%87%d0%b0%d1%82/skaz-3/).

3. МОЗГОВОЙ ШТУРМ ПОД ЧЕРНУЮ ИКРУ С ВОДОЧКОЙ

Итак, безоблачная предвыборная борьба под сенью «барторомейских» пальм («Барторомео» — центральный ресторан районного центра, в котором назначались «стрелки» конкурирующих предвыборных штабов, заключались тайные сделки и проводились другие важные мероприятия) была прервана образовавшейся грозовой тучей над главным штабистом и имиджмейкером шефа Сержем Малютой.

В окружении будущего избранника, которого вместе с президентом двигал к победе непобедимый в Мухосранске и на островах топтунов-самоедов имиджмейкерский академик с помощью им лично сочиненного лозунга «Галасуй, а то плохо будет!», завелись весьма влиятельные недоброжелатели. Они предприняли попытку подсидеть уже уверовавшего в свою незаменимость Сержа.

По поступившей к Малюте оперативной информации, контра вознамерилась не только оттереть непобедимого от уже, казалось бы, близких лавров победы, но и лишить академика очередного научного звания. Были предприняты пока безуспешные попытки обвинить светоча в плагиате и завалить его новый фундаментальный  теоретический труд, скромно названный автором « Малюта и судьбы мирового имиджмейкерства».

Слава Богу, первая часть задуманного уже выполнена («бить врага его же оружием»): шефу поступил анонимный донос о том, что малютинские недоброжелатели тайно работают на его главного конкурента. К нему приложены сфабрикованные фотоснимки  и смонтированная магнитофонная запись сдачи  конкуренту в местном оздоровительном фитнес-центре «Березовый веник» всех разработанных против него акций черного пиара с рекомендациями, как ими воспользоваться.

Это, по мнению организаторов анонимки, был сокрушительный для малютинских оппонентов ход. Но, по имеющимся данным, для полного восстановления доверия шефа к светочу анонимки оказалось мало. Слишком глубоко засели в голове Вилкина-Самохвалова нашептывания малютинских недоброжелателей  о пьяных «стрелках» в «Барторомео», профессиональной несостоятельности академика, необходимости срочной замены всей малютинской команды непросыхающих бездельников.   И здесь расстревоженный Серж очень рассчитывал не столько на своих братков с полутора извилинами, которые слова «мочить» от «лечить» с трудом отличали, а на перевербованных им коллег-конкурентов.

В центральном банкетном зале «Барторомео» на тайное совещание срочно были созваны особо приближенные братки с приглашенными коллегами из конкурирующих штабов. Те, кому есть что терять от скандального смещения их неформального предводителя. Специально подтянуты и «широкие массы» для устрашения конкурентов с близкими сердцу шефа лозунгами.

Задача «тайной вечери» — выработка общей стратегии борьбы с внутренней гидрой и эффективных методов предвыборной борьбы для восстановления в глазах шефа пошатнувшегося авторитета новоиспеченного академика.

Под трансляцию истерических криков чаек, заглушающих не только установленную в зале оппонентами Сержа подслушивающую аппаратуру, но и голос косноязычного оратора, начался этот исторический мозговой штурм.

— Предлагаю мочить гидру валом, — изрек после первой стимуляции  интеллекта штурмовиков  представитель известного левоцентриста. 

— Каким таким валом?.. — поперхнулся не успевший заложить за гастук светоч мирового имиджмейкерства. Ему сразу же вспомнилась виденная в детстве картина известного мариниста Айвазовского «После бури», и он разочарованно добавил: «Могут выплыть… Гидра эта живучая».

— Сразу видно, батенька, что вы давно не листали «Политэкономию социализма», — возмутился непонятый морозовец. — Только в ней вы найдете правильный ответ на поставленный вами судьбоносный вопрос. И не коситесь на карданный вал. Он вам пригодится, когда в районе возникнет революционная ситуация. Мочить валом для нас — современных ленинцев, значит убить показателем.

— ?..

— Поверьте, батенька, это также убедительно, как под семгу водочка (быстро опрокидывает услужливо налитый братком фужер)… Вот ответьте мне: сколько в нашем районе, например, радиостанций и сколько часов в сутки они работают? Не знаете?.. Сообщаю: реально пять. Работают от 12 до 16 часов  в сутки. А вы слышали, чтобы они Моего рекламировали?

— …

— Конечно, нет! Зачем людям дурью головы забивать? Им нужны музычка повеселей и всякие так конкурсы одиноких мужей и всезнающих домохозяек, чтобы слезу умиления вышибить и народ расслабить чувством сострадания и единения. А то слушать перестанут. Зато согласно справкам-отчетам, предоставленных мною Самому, все эти радиостанции 36 часов в сутки прославляют его честность, интеллигентность и безальтернативность с точки зрения спасения нашего района от зарвавшихся олигархов. А стоила мне вся эта благодать по сотне зеленых на радиорыло. Что до предъявленных к оплате  сумм, — он скромно потупился, — они пошли на покупку «бэхи» для вашего покорного слуги… Он весело и многозначительно поднял очередной запотевший фужер и, крякнув, опрокинул его в обрамленную золотом бездну.

— Впиши в протокол, — прошипел Малюта уже осоловевшему, но автоматически подсиживающему его секретарю.

— Это шо, — нечленораздельно буркнул сидящий в центре с набитым ртом и тяжелой золотой цепурой на шее браток рвущегося в нардепы местного нувориша, — я всю свою штабную братию засадил за контурные карты района. Сидят и разрисовывают схемы — где какое СМИ и на кого работает. Голубеньким и желтеньким — наших и сочувствующих. Красным и коричневым — вас, конкурентов… Ну, сами понимаете, какие цвета у нас являются подавляющими. Шефу безумно нравится. Приказал, как ленинский план ГОЭЛРО, на всю стену с  лампочками оформить. И чтоб под каждой лампочкой — кнопочка. Нажал — лампочка замигала, а децибельный репродуктор под бравурные звуки неофициального российского гимна времен матушки-Екатерины голосом Шаляпина исполнил:

Гром победы, раздавайся!
Веселися, храбрый Росс!
Звучной славой украшайся.
Магомета ты потрёс!

После чего сообщил, сколько статей и под каким названием в газете о нем размещено, с какими фотографиями и на какой площади в квадратных сантиметрах. Или радио, например, сколько раз в минуту его фамилию, как «Отче наш», всуе повторяло и сколько благодарственных писем за бесплатную гречку и другие благотворительные подарки в его адрес зачитывало. Мы сейчас наши немалые финансово-организационные средства именно сюда бросили.

За рейтинги эти самые социологические и не говорю. Они ж как сексуальные желания в старческом возрасте: чуть-чуть поднимутся на секунду и от бессилия падают. Потом жди у моря погоды. Никакого от них толку. Приходится  социологам, по требованию шефа, финансовую виагру подбрасывать, чтоб не на полшестого стрелка на Плане указывала, а хотя бы на полчетвертого. А то ведь деловые партнеры, в лучшем случае, засмеют и в политические импотенты запишут, а в худшем — могут и в расход пустить, как неоправдавшего. Они ж теперь каждую пятницу вместо бани в  нашем презентационном зале требуют стол накрывать, чтобы ход кампании, куда они бабки вложили, лучше контролировать под «храброго Росса» и «Магомеда потрёсенного».

Так что, я считаю, что создать хорошее настроение шефу — наша главная задача и половина победы. А вторую половину мы тут с вами и сами разделим. С инвесторами же потом пусть шеф сам разбирается. Бог не выдаст, свинья не сьест!

— Э-это вы харашо насчет лампочки Ильича придумали, — встрял в разговор сидящий крайним слева могильщик капитализма. — Народ должен помнить своих вождей. Жаль только верных ленинцев у нас так мало осталось. Молодежь нынче не та. Все норовит с партией спорить… (горестно задумывается и… неуловимо быстрым движением опрокидывает бокал, заедая бутербродом с черной икрой). О чем то бишь я?.. Ах да, о нашей железной гвардии, которой мы недавно предложили боевой красный стяг, водруженный на поверженном Рейхстаге в 45-м, поднять над нашим районным Белым домом. Так ведь не поддержали…

— Прискорбно, конечно, но мы здесь не для этого собрались, —  напомнил преданному ветеранами коллеге председатель собрания.

 — О том и говорю, не тот уже ветеран пошел. О славных традициях и партийной дисциплине забывать стали. Но на то мы и партийцы, чтобы находить выход в любой ситуации. Нас не запугать антинародному режиму! И если мы не нашли поддержки у живых, поведем в бой мертвых!!!

Все ошарашенно воззрились на умолкнувшего на секунду из-за переполнивших его чувств оратора. А Малюта даже клацнул зубами о поднесенный к устам бокал. Рука непроизвольно метнулась к мобиле, чтобы вызвать санитаров к явно съехавшему с катушек коллеге. Но врожденное любопытство все же победило.

— Это ты чего?.. Как?.. Зачем же покойников тревожить? Они ведь и так в той вашей советской жизни настрадались и навоевались!

— А мы и не тревожим. Пусть себе почиют с миром. Заслужили. Но и дезертировать с идеологического фронта не позволим. Их именами будем крушить твердыню нынешней бандократии.

— Это как?— окончательно отложив в сторону мобилу с так и не задействованными санитарами, заинтересованно спросил учуявший пабликрилейшензскую дичь выдающийся охотник на ниве имиджмейкерства.

— А очень просто. Ты вот как подписи в поддержку  Твоего собирал?

— …Ну, известно как, — потупился Малюта.

— Вот и мы теперь от нашего комитета рассылаем благодарности этим самым мертвым душам, в качестве морального поощрения. Но это лишь первый этап. Подводка к главному, стало быть. После такого проявленного к ним уважения почившие просто не имеют морального права не откликнуться на наш призыв и не заклеймить антинародный режим гневными письмами в редакции газет, на радио и телевидение. А также в продажнюю мировую буржуазную прессу, которая печатает эти спичи в насмешку,  чтобы поиздеваться над нашим великим прошлым. А мы уже со ссылкой на них перепечатываем этот глас почившего в Бозе народа на полном серьезе.

— Да как же они с того света откликаются?! — возопил совсем ошалевший от этой потусторонней абракадабры Малюта. — Ты что, вновь книг о черной магии начитался и теперь новых призраков коммунизма хочешь выпустить бродить по Европе?

— Сам ты призрак бестолковый! Я атеист и никакой мистике не доверяю. А возмущенные письма с того света у меня пишут мобилизованные партией старики и старухи от имени безвременно почивших в Бозе членов нерушимого блока коммунистов и беспартийных. Или тебя еще научить, где их адреса и необходимые паспортные данные добыть?

Не выдержав такого унижения, светоч мирового имиджмейкерства хряпнул с устатку очередной вспотевший (возможно, от стыда за свою непонятливость) фужер и, не желая оставлять последнее слово за краснокожим коллегой, ехидно спросил:

— А ну как родственники за такое святотатство придут в партком морды бить?

— …Ну, в нашем деле без накладок не бывает, — вспомнив что-то неприятное, начал ощупывать бока и подпухший в желто-синих разводах левый глаз новоявленный Франкенштейн. —  Но и здесь у нас прямая выгода. Расструбим на весь мир, что антинародный режим такими вот бандитскими методами пытается закрыть рот левой оппозиции. Обратимся с иском в Международный суд в Гааге. Объявим очередной призыв в партию и на дополнительные членские взносы каждому пострадавшему от бандитских выходок власти обеспечим эффективное лечение с последующей реабилитацией здоровья в лучших здравницах мира.

— Ну, вы и шельмы! — восхитился почетный имиджмейкер.

— Сам дурак! — отреагировал не разбирающийся в оттенках чувств борец с антинародным режимом и высморкался в большой красный носовой платок с вышитым на нем  золотом портретом партийного лидера в сталинском сюртуке и украинской вышиванке.

— Нет, братки, — прервал возникшую перепалку не определившийся в своих идеологических приоритетах  представитель новейшего предвыборного эшелона, — на подсознание давить надо. Туда, куда ваши  красные флаги и «жовто-блакитні» тризубы не достают.

— Не мудри, «Склифософский», мало тут нам Франкенштейна сопливого с его воинственными покойниками, — стал терять терпение Серж. — Дело говори.

— Спешка нужна при ловле блох, любовных утехах с чужой женой и вбросе фальшивых бюллетеней, — здраво парировал «Склифосовский». —  А говорю я дело. Возьмем, к примеру, радиопередачу молодежной тематики. По нашей просьбе ведущий вставляет в нее следующее лирическое отступление:

— Молодость — золотое время жизни. Но лишь спустя многие годы начинаешь понимать, что это действительно так. Что только тогда были первый поцелуй, первая любовь, да и, что греха таить, пропуски занятий в учебных заведениях. Причем последним, наверняка, грешили все, в том числе и впоследствии известные политические деятели. К примеру, нынешний кандидат (называешь имя шефа), помнит, как во время учебы в нашем районе он любил сбегать с неинтересных лекций и играть в домино «на высадку» в парке Шевченко. Так что, если вы молоды, цените это время, ведь оно больше никогда не повторится.

Сидящие за столом были уже не в силах сдержаться,  кое-кто от смеха даже сполз с кресел, а позеленевший от злости Малюта, бросив на «Склифосовского» испепеляющий взгляд, возмущенно прорычал:

Да меня шеф за твои «первые поцелуи» и пропущенные лекции с игрой в домино «на высадку» в гроб загонит, чтобы потом от моего имени разоблачительные письма о бандитской  власти писать! А писать придется, так как от  твоего «подсознания» Шеф не только завалит президентские, но и лишится своей победы на выборах! От него родной отец — бывший членкорр криводорожской академии — с позором откажется! Но, что еще страшней, он рискует досрочно дождаться «последних поцелуев» от безутешных родственников, как не оправдавший надежд «крестного папы»!!!

— Не хочешь о поцелуях, могу предложить монолог о скромности. Этот рывок в подсознание избирателя моему шефу особенно близок и дорог. Когда слушает — слезы катятся… От умиления.

— Валяй, но только без поцелуев и домино «на высадку».

Слова ведущего после композиции в неординарном (скандальном) стиле:

«Творчество этого исполнителя воспринимается слушателями неоднозначно. Кто-то его категорически неприемлет, а кто-то, напротив, буквально боготворит. На мой взгляд, к любому музыкальному направлению либо стилю нужно, прежде всего, подходить с пониманием и признанием права на его существование. Ведь действительно культурный человек — это, прежде всего, тот, кто всегда, по крайней мере, выслушает оппонента и никогда не кичится своими взглядами, даже если они абсолютно верные. Как заметил однажды (вставляешь имя шефа), «ум — это драгоценный камень в оправе  скромности». К этим словам трудно добавить что-либо еще».

Последние слова потонули в новом взрыве дружного хохота отправленных в нокдаун предыдущей репризой братков. Но на этот раз вместе со всеми ржал до коликов  и светоч мирового имиджмейкерства.

Так, говоришь, «слезы умиления»… — рыдая от смеха, еле выговаривал Малюта, — «абсолютно верные взгляды» и «драгоценный камень в оправе скромности», —  икая, повторял посиневший  председательствующий. — И это тот скромник, который во всеуслышание заявил, что только он один может  одолеть гидру антинародного режима, что у всех его соратников по «честной» борьбе чего-то там не хватает, а о наиболее активной вчерашней соратнице сказал: «Я её породил, я её…» Ну, потешил, дорогой. Сегодня же доложу шефу. Рейтинг это ему вряд ли поднимет, но настроение — гарантирую!

…Разразившееся после этого веселье, переходящее в брудершафтный перезвон, было неожиданно прервано тревожным звонком прямой связи с Самим. Малюту требовал к себе Шеф…

ОТ АВТОРА. Напоминаю читателям и  всем заинтересованным лицам: под внешней фантастичностью описываемых событий вполне реальные факты и коллизии, почерпнутые из официальных и неофициальных источников, имеющих отношение ко всем предвыборным штабам и пиар-командам, которые были, есть и еще появятся.

Учитывая собирательность представляемых здесь персонажей, за их внешнюю схожесть  с конкретными политиками и штабистами автор ответственности не несет. Все претензии просим предъявлять зеркалу. Говорят, в такого рода клинике оно лучшее лекарство.

(Продолжение следует).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *