ТРЕТЬЯ ВЕТВЬ ВЛАСТИ: «ЧЕМ ХУЖЕ – ТЕМ ЛУЧШЕ»,

или Как творящийся в стране правовой беспредел приведет нас к счастливой, цивилизованной жизни…

(Слишком многие поднятую здесь ТОП-тему считают определяющей в нашем самовоспроизводящемся политическом бардаке. К ним относится и автор. Тем более, что ясно это стало отнюдь не сегодня). Итак…

27.07.2015 г.

Великий украинский философ Григорий Сковорода заметил когда-то: «Слепой везде видит темноту, а мудрый даже из гноя будет извлекать жемчуг». Попробуем и мы извлечь жемчуг мудрости из дерьма третьей власти – тобишь, судебной. Воспользуемся для этого аналитическим наследием и антологией народного анекдота.

«БОНДИЗАЦИЯ» ПО-УКРАИНСКИ: НА СУДЕБНОМ МАНЕЖЕ ВСЕ ТЕ ЖЕ!

«Когда я приезжаю в чужую страну, я никогда не спрашиваю, хорошие там законы или плохие. Я спрашиваю только, исполняются ли они». («Град обреченный», братья Стругацкие). Наивными оказались наши выдающиеся фантасты, потому что куда важней, КАК они исполняются.

Помните жизненный принцип Бенито Муссолини: «Друзьям — все, а врагам — закон». Кстати, с этим тезисом полностью согласен небезызвестный «кремлевский карлик» Владимир Путин, на днях во время расширенного заседания правления Торгово-промышленной палаты утверждавший буквально следующее: «Поверьте мне, многие из присутствующих в зале знают, что я пытаюсь реализовать его (этот принцип,-Авт.) на практике».

Аналогичная ситуация сложилась и в Украине до последнего Майдана. Согласитесь, в стране, где были возможны решения по «третьему сроку» и «коалиционным тушкам», суд, встроенный в коррупционную систему управления страной, является очень исполнительной властью. Чем, в полной мере, пользовался дважды не сидевший проФФесор. Спровоцировав революцию, он дал дёру в российский правовой серпентарий на роль путинской шестерки.

Но это полбеды, потому что индивидуальный властный диктат прогнозируем и, в конечном счете, регулируется народом с помощью усекновения царствующих голов, революций и других гражданских акций.

Настоящая беда, когда монополия на власть размывается, и закон окончательно превращается в дышло – куда повернул, туда и вышло!..

Происходит это, когда правила его применения определяет сросшаяся с криминалом власть, становящаяся сама объектом управления!.. В следствие чего неизбежно слабеет, а правоустанавливающий механизм окончательно подменяется сформированной внутри судейского корпуса многоголовой гидрой системной коррупции… Когда на месте отрубленных вырастают новые головы, желающих творить кривосудие по собственному усмотрению! Главная опасность такой системы — в отсутствии эффективного контроля за ней со стороны общества и других ветвей власти.

Все эти метаморфозы в разное время за годы независимости мы наблюдали на примере украинской судебной ветви власти. Сегодня же имеем такое себе завершение судейского пира во время правовой чумы — итоговое состояние её полного распада, в значительной мере свойственное и правящей элите в целом. Лучше всего оно характеризуюется девизом французского короля Людовика XV, «после нас хоть потоп»!

Его главный катализатор — объективное ослабление власти в результате революции, войны, стоящих перед государством крайне сложных вызовов и, конечно же, кадровой проблемы. В процессе догнивания она заражает своим трупным ядом все живое в обществе, осознавшем безальтернативность радикальных реформ.

В результате весь ужас нынешней ситуации в том, что, несмотря на произошедшие в стране изменения, судебная система всё та же и правила в ней действуют все те же. Она продолжает играть криминальным кодексом, как дитё погремушкой: куда захочет, туда и засунет. Дела продолжают открываться-закрываться, словно форточка на сквозняке. Если они не клеются, их шьют. Если виноватых нет, значит, они уже в коррумпированной власти.

Здесь давно уже руководствуются не законами и, тем более, интересами общества, а финансовыми потоками в насквозь коррумпированной системе судочинства. Такова нехитрая схема функционирования украинской Фемиды, доныне реализующей и демонстрирующей разгул административной шизофрении строгого режима. Хотя сам режим, вроде бы, и сдох, а трупный яд его следствий, как уже отмечалось, продолжает своё разрушительное действие через догнивающий судебный рудимент.

По сути, третья ветвь власти остается главным хранителем и оплотом системной коррупции в стране. Её погибель, как кощеева смерть в ларце, глубоко упрятана в самой судебной системе. В результате, борьба с коррупцией и поныне больше напоминает бег белки в колесе, чем реальное очищение всех ветвей власти от проворовавшихся мздоимцев.

Дело в том, что по-другому этот сросшийся воедино гордиев узел судейщины уже не может функционировать. Мертвое тянет за собой в могилу остатки живого. Её не перестроишь и к жизни не вернешь. Поможет только радикальное хирургическое вмешательство. К сожалению, осознание этого печального факта очень медленно овладевает правящими ныне умами.

Отгремел Майдан, война полыхает на востоке Украины, вопрос стоит о жизни или смерти государства, а новая власть по примеру печально известного «мессии», транжиря свой рейтинг, ездит по миру с рассказами об успехах наших реформ и борьбы с коррупцией, клянча на них деньги. Кое-кого даже показательно пощипали для порядка. Помните ющенковский лозунг «Бандитам – тюрьмы!»

Струхнули в очередной раз бандиты, на Мальдивах и Боа попрятались. Только и люстрация, и борьба с коррупцией изошли болтовней, так и не реализовавшись в решительные и жесткие действия по демонтажу действующей системы коррупции в стране.

Да и не могло быть иначе, потому что на судебном манеже все те же. За исключением разве что нескольких особо одиозных, пощипанных и давших дёру от греха подальше. Зато оставшихся прохиндеев тронуть не моги. Правовые столпы, понимаш, давно ставшего бесправным общества, по инерции исповедующего принципы «чего изволите» и «как бы чего не вышло»!

В результате, наша судебная власть давно уже напоминает Джеймса Бонда с жирным знаком «минус». О котором наш выдающийся политолог Дмитрий Выдрин метко заметил: «Наибольшим политическим цинизмом, наверное, являются книги и фильмы про Агента 007. В данном случае можно сказать «бондизация» мира, когда одному человеку дают право на убийство других людей — без закона, суда и следствия». Ныне таким Джеймсом остается любой судья, встроенный в систему властных полномочий и вершащий кривосудие по принципу «как высокопоставленный черт на душу положит» при соответствующем стимулировании. И они этим своим положением пользуются в полной программе.

ПОЧЕМУ СУДЬИ ДОВОЛЬНЫ ХОДОМ РЕФОРМ?

Вернемся для лучшего осмысления гротескной ситуации в домайданный период, когда «наш конституционный суд по праву называли самым донецким судом в мире».

Поговаривают даже, что был «утвержден новый порядок обращения к украинским судьям:

Судьи рай- и облсудов: Ваша честь!

Судьи Печерского суда: Ваша нечисть!

Судья Вовк: Ваша пасть!

Судьи Аппеляционного суда: Ваша жесть!

Судьи Верховного суда: Ваша масть!

Неофициальное обращение ко всем судьям: Вашу мать!»

А все потому, что «в цивилизованном мире правосудие осуществляется по схеме: обнаружили, доказали, посадили, дали срок. У нас действует другая схема: посадили, доказали, дали срок. Обнаружили, что не того посадили, — добавили срок».

При этом «в работе украинских судов в обязательном порядке соблюдается баланс: оправдав явного преступника, судья взамен осуждает нескольких невиновных…»

Например, «чтобы судью Ирпеньского суда Онипко не заподозрили в коррупции, он после оправдания Мельника влепил 5 лет строгача угонщику велосипеда…»

Когда же возмущенная общественность потребовала объяснить, «почему не люстрируют судью, оправдавшего коррупционера Мельника, ответ поступил более чем обоснованный: «У него морда в мусорный бак не влазит».

А вот ещё парадокс. Если вы ненароком спросите у наших «знаек» «есть ли в Украине люди, довольные ходом реформ? Ответ будет однозначным:

-Да – судьи». Как говорят в народе, в мутной воде рыбка лучше ловится.

Достаточно сказать, что «с 2012 года судейское сообщество вынашивает свои реформаторские начинания в новом УК Украины ввести две новые статьи: «несвоевременное предоставление взятки» и «разжигание борьбы с коррупцией».

К сожалению, подобный разгул правосознания родил новую морально-этическую пока не разрешенную проблему:

«У судьи спрашивают:

-А вам не стыдно, что ваша теща в свои восемьдесят пять лет содержит вашу семью, катает вас на своем джипе, отдала вам один из своих коттеджей, управляет нефтяной и строительной компанией, а вы, здоровый мужик, сидите здесь целыми днями и бумажки перекладываете!!!»

Зато в ходе судебной реформы даже сформировалась новая примета: «Если сегодня по телевизору показали обыск в кабинете коррупционера и выстлали весь паркет долларами и евро, это не к аресту и суду с отбыванием наказания в ИТК Украины, это к быстрой дороге коррупционера на лучшие курорты мира» с обустройством нового коттеджа у очередной тещи или свекрухи судьи, вынесшего «наказание в виде «ай-яй-яй», «ой-ой-ой» или «ну что ж вы так»…

Как результат, под давлением международной общественности власть от слов о борьбе с коррупцией перешла к… «делу» реализации своих антикоррупционных деклараций:

«В Украине начался массовый сезон отпусков: уже отпущены Сергей Клюев и глава Апелляционного суда Чернушенко… Сотрудники МВД и Генпрокуратуры, получив солидные «отпускные», готовятся отдохнуть на лучших мировых курортах…»

А тот же отпущенный под залог и исчезнувший «судья Чернушенко, изучив на досуге роман Булгакова «Мастер и Маргарита», даже телеграмму прислал, чтоб чего плохого не подумали: «Брошен Ялту гипнозом Воланда»…

Не менее находчивым оказался и коллега Чернушенко, «заявивший после обыска в кабинете, что золото-доллары не его, это швейцарский банк доверил ему хранение золото-валютного резерва Швейцарии!»

Правда, бывают и крайне досадные осечки. Например, как ни старался, «суд был вынужден разблокировать опальный сайт «Дорожный контроль». Причина принятого решения — даже Украинский суд так и не смог найти чести, достоинства и деловой репутации у сотрудников ГАИ, по иску которых ранее была приостановлена работа сайта». Но это из категории «очевидного невероятного».

К тому же, сей печальный факт судебной недоработки не смог перечеркнуть уже достигнутых успехов в борьбе с правосудием. Они оказались настолько весомы и впечатляющи, что ранее категорически возражавшая против трибунала по сбитому «Боингу» «Россия согласилась на его проведение, но при условии, что судьи будут с Украины». А это дорогого стоит.

Так что сегодня можно смело утверждать, что «под мантиями украинских судей скрывается 2-3 бюджета Украины». А если «ОБЭП добросовестно проведет обыски кабинетов судей, прокуроров, ментов, таможенников, то бюджет можно будет пополнить ещё на порядок».

И это прогноз более чем реальный. Вот только «настоящая борьба с коррупцией в Украине (если такая случится) будет чем-то смахивать на геноцид», учитывая, что коснется практически каждого. Так что без радикальных решений, сколько бы вы их не откладывали, не обойтись.

«Поскольку у нас 100% судей продажные твари, то можно пригласить иностранцев: судей шариата, рубящих руки ворам, и китайских судей, расстреливающих коррупционеров…» Или, как подсказывает занимательная арифметика, «бензина, который можно купить на талоны, найденные у главы Апелляционного суда, хватит на то, чтобы сжечь дотла всех судей-коррупционеров Украины».

Вот только меньше их, как уже говорилось, не станет…

ПОКА ЕСТЬ ДАЮЩИЕ, НЕ ИСЧЕЗНУТ И БЕРУЩИЕ

На смену старым порубленным и сожженным придут новые более изощренные и жестокие.

А где же в этой куче судейско-коррупционного дерьма жемчуг, спросите вы. Он в нас с вами, точнее, в быстром росте социальной напряженности, вызванном творящимся в стране беспределом. В том числе,.. а, возможно, и в первую очередь, в судебной, правоохранительной системах, как предвестниках и главных стимуляторах назревших перемен.

Вот как видит его политолог и философ Дмитрий Выдрин:

— Мне приходится использовать термин «социальная напряженность» в разных аспектах. «Социальной напряженностью» можно назвать готовность людей к активным протестным действиям. Но и «социальной напряженностью» можно назвать готовность людей к титанической, напряженной созидательной работе. Без первой напряженности невозможно развитие полноценного гражданского общества. Без второй напряженности невозможны никакие масштабные национальные, государственные, цивилизационные проекты.

Отсюда вывод: в нашей ситуации утверждение «чем хуже – тем лучше» является самым правильным прогнозом и наиболее эффективным способом близящегося излечения. Так что можете не сомневаться – нынешние правовой беспредел и порожденная им коррупция, как бы мы этому не сопротивлялись, рано или поздно заставят нас навести в стране порядок. А там и до счастливой, цивилизованной жизни рукой подать…

Осмыслил народное видение и в сеть выложил Вадим КЛИМЕНТЬЕВ.

P.S. Последние заявления президента и других представителей власти демонстрируют желание жестко разобраться с этой унижающей и уничтожающей страну проблемой. Хотя пока ещё это более декларации, чем реальные действия. Но социальное напряжение нарастает!.. (Год 2015-й!)

P.P.S. Во что реализовался вышеотмеченный рост социального напряжения ярко демонстрирует слугонародная вакханалия на коррупционной ниве!.. (Год 2021-й!)

P.Р.P.S. Впрочем, «сколько верёвочке не виться, а конец будет», — убеждена рародная мудрость. То бишь, сядут все!!!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *